Пн. Янв 24th, 2022
Недостаточно просто угрожать Путину санкциями — The Washington Post

Когда физик и советский разведчик Клаус Фукс, получивший информацию о Манхэттенском проекте, умер в Германии в 1988 году, ни один высокопоставленный советский чиновник не присутствовал на его похоронах. Но на похороны пришел 35-летний агент КГБ Владимир Путин. В 1990 году, после того как Восточная Германия «вышла из советской орбиты», Путин уехал домой в Россию с трофеем социалистических достижений. Природа главы Кремля Владимира Путина соткана из унижений и оскорблений: неприязнь к НАТО — это следствие его скрытого недовольства по отношению к России, а следовательно, и слабости РФ, пишет The Washington Post.
Когда президент США Джо Байден говорит о «гарантиях безопасности» Путина, то использует циничный словарь главы Кремля, придавая оттенок «адекватной геополитики» тому, что на самом деле является более радикальным и зловещим — агрессивному культурному нелиберализму и раненому национальному тщеславию, подпитывающему нападение РФ на нормы и архитектуру безопасности Европы.
Важнейшее событие в российской политике этого столетия произошло за пределами РФ. Революция в Украине 2004-2005 годов, которая выразила широкое сопротивление России и показала стремление Киева к курсу на Запад.
Отсюда агрессия заявлений Путина о том, что россияне и украинцы – это «один народ». Риторика, демонстрирующая пренебрежение главы Кремля к реальности, может стать предвестником еще более агрессивных действий.
В 1994 году Россия подписала Будапештский меморандум, согласно которому РФ согласилась «уважать независимость, суверенитет и границы Украины» и «воздерживаться от угроз или применения силы». Это соглашение фактически было разорвано в 2014 году, когда украинцы выступили за торговое соглашение с Европейским Союзом. Затем Путин аннексировал Крым и начал войну на востоке Украины, в результате которой погибли около 14 тысяч человек.
Российский политолог Лилия Шевцова считает, что поворот Киева в Европу и сопротивление попыткам России свести Украину к статусу «псевдо-государства» ставит «цивилизационные вызовы» для РФ.
«Действия Кремля в Украине и пропаганда были направлены, в частности, на подрыв самой идеи европейских ценностей и предупреждение россиян о цене проявления неповиновения», — считает она.
По ее мнению, Путин не рассматривает «спасительную деэскалацию». Он хочет не допустить, чтобы демократическая Украина стала «опасной моделью для подражания», демонстрацией того, что «общество, пережившее такую ​​же историю советизации, что и Россия, способно преодолеть это наследие и стать правовым государством».
К сожалению, решимость России дестабилизировать Украину часто выглядит сильнее, чем стремление Европы помочь Киеву двигаться вперед по избранной проевропейской траектории.
Если западные страны оставят Киев один на один с Путиным, это стало бы очень неудобным поражением для либеральных демократий.
Обращение к санкциям является главным фактором политики США и заменой эффективных действий. Как отмечает аналитик Меган Грин из Гарвардской школы Кеннеди, согласно отчету правительства США, использование санкций возросло на 933 процента между 2000 и 2021 годами.
«Россия уже под действием серьезных санкций, без заметного влияния на поведение Кремля в отношении Украины, кибератак, убийства диссидентов за границей или подавления внутренних гражданских прав», — добавляет аналитик.
Россия — это не только «бензоколонка, которая маскируется под страну» и «сидит на вершине экономики, имеющей ядерное оружие, нефтяные скважины и ничего больше». РФ также имеет агрессивные амбиции и готова к использованию методов, стирающих разницу между миром и войной для продвижения своих целей.
На четырехчасовой пресс-конференции в прошлом месяце Путин даже выступал против оборонных систем перехвата ракет в Польше и Румынии – членах НАТО. Его агрессивные требования означают контроль над внешней политикой Украины и ослабление НАТО, поскольку он требует прекратить военную деятельность альянса в Восточной Европе, в том числе в таких странах-членах, как Эстония, Латвия и Литва.
Европейский Союз должен помочь ускорить выполнение Киевом критериев членства, а НАТО — приблизить значительные военные ресурсы к Украине. Соединенные Штаты и НАТО, говорит госсекретарь Энтони Блинкен, имеют «непреклонную приверженность территориальной целостности Украины». Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что Украина хоть и не член альянса, однако «является очень ценным партнером». Но все эти заявления следует подтвердить действиями, резюмирует издание.
[see_also ids=»480933″]
Россия представила Западу настоящий ультиматум — проекты двух договоров, один с США, один с НАТО — о неких «гарантиях безопасности». В Москве нарисовали свою «формулу нового мира» и считают, что остальной мир должен ее принять. Запад мог выдвинуть свои ультиматумы России и в 2008-м, и в 2014-м, но не сделал этого. Упущенная на великой шахматной доске инициатива дорого обходится участникам игры всего несколько ходов спустя. Пойдет ли Запад на уступки России в 2022-м? Подробнее читайте в статье Сергея Корсунского «Ультиматум Путина и переговоры Россия—США: сдадут ли Украину».
Дополнительно:
Недостаточно просто угрожать Путину санкциями — The Washington Post

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.