Вт. Май 24th, 2022
Как борется Япония за незаконно оккупированные Россией острова

Российско-украинская война вызвала напряжение в отношениях между Токио и Москвой. Японское правительство не только активно поддерживает Украину, но и усилило риторику в отношении спорных Северных территорий, которые Россия называет южными Курильскими островами. По информации Kyodo News, в «Синей книге дипломатии 2022» — ежегодном отчете о внешней политике японского МИД — Северные территории будут названы «неотъемлемой частью Японии, сейчас незаконно оккупированной Россией».
Неоправдавшиеся надежды Синдзо Абэ
Термин «незаконная оккупация» во внешнеполитическом ежегоднике не употреблялся с 2003 года, а вопрос принадлежности островов Японии не появлялся в официальных документах с 2011-го. Долгое время в японских официальных кругах стремились избегать раздражающих Россию определений в отношении спорных территорий, надеясь достичь договоренностей в решении территориального спора. Бывший премьер-министр Синдзо Абэ восемь лет пытался найти «ключ» к сердцу Путина, чтобы наконец вернуть четыре острова, аннексированных Советским Союзом после Второй мировой войны, и подписать мирный договор между странами.
Абэ предложил план экономического сотрудничества из восьми пунктов, который предусматривал ведение совместной хозяйственной деятельности и касался энергетики, малого и среднего бизнеса, передовых технологий, гуманитарных обменов, индустриализации Дальнего Востока и т.п. Для его воплощения была даже открыта должность министра экономического сотрудничества с Россией. Казалось бы, подход, предложенный японским правительством, вполне соответствовал запросам России, которая после аннексии Крыма и оккупации части Донбасса пыталась смягчить последствия западных санкций и сместила свой взгляд на Восток в поисках инвестиций для развития Дальнего Востока и Сибири.
Дипломатия «экономического сотрудничества» Синдзо Абэ противоречила длительной позиции Японии, согласно которой экономические и политические отношения с РФ не могут углубляться до возвращения Северных территорий. Но даже такие уступки не привели к конструктиву со стороны российской власти. Москва не согласилась на создание специальной структуры, которая позволила бы вывести деятельность японских компаний и физических лиц из-под юрисдикции российского законодательства, что было принципиально для японской стороны.
Какое-то время Россия просто тянула время в переговорном процессе, подавая обнадеживающие сигналы. Кремль умело играл на нескрываемом желании Абэ решить вопрос Северных территорий до завершения премьерского срока. В 2018 году стороны пришли к соглашению продвигать подписание мирного договора на основе Совместной декларации от 1956 года.
Синдзо Абэ, вопреки общественному мнению, согласился на передачу двух наименьших островов — Хабомаи и Шикотан, фактически отказавшись от 93% спорных территорий. Но, как позже выяснилось, договоренности с российской стороной не стоили потраченного времени. Ведь уже совсем скоро Путин предложил подписать мирный договор «без каких-либо предпосылок», а министр иностранных дел Лавров озвучил требование, чтобы Япония сначала признала суверенитет России над островами для продвижения дальнейших переговоров.
Точкой в иллюзиях отдельных политических кругов и Синдзо Абэ лично о возможности договориться с Кремлем стало принятие поправок в Конституцию, запрещающих действия, «направленные на отчуждение части территории РФ, а также призывы к таким действиям».
Японская принципиальность и российский демарш
Нежелание Путина вернуть оккупированные острова оправдывалось опасностью размещения на них «военных баз США и развертывания американских систем ПВО». Это при том, что в последние годы Россия сама активно милитаризирует и укрепляет военный потенциал Северных территорий, проводит активные войсковые учения в окружающих водах и нарушает воздушное и морское пространство Японии. Призрак США в Тихоокеанском регионе и НАТО в Европе — стал олицетворением болезненной фантазии путинского режима и средством консолидации общества вокруг воображаемых угроз безопасности. Частично путем завоевания чужих территорий и развязывания военных действий, как это сейчас происходит на территории Украины.
Правительство Японии продемонстрировало устойчивую преданность универсальным ценностям, которые Россия пытается подорвать, и осудило ее широкомасштабное вторжение в Украину. Вместе с партнерами «Большой семерки» оно оказывает серьезное дипломатическое и экономическое давление на РФ. Кроме финансовых санкционных ограничений, замораживания активов банков и физических лиц, отключения российских банков от системы SWIFT, запрета экспорта и импорта на ряд важных товаров, Япония лишила Россию статуса наибольшего содействия.
В ответ на беспрецедентные санкции со стороны Токио Москва вышла из переговоров о мирном договоре с Японией, отменила безвизовый режим для посещения Северных территорий и заморозила совместные экономические проекты, связанные со спорными островами, из-за «откровенно недружественной позиции Японии и попыток нанести ущерб интересам страны».
С точки зрения японской власти, экономические санкции и двусторонние японско-российские отношения надо рассматривать отдельно, поскольку экономические ограничения являются реакцией на абсолютно неприемлемые действия РФ на территории Украины. Для защиты основ международного порядка Япония намерена продолжать и в дальнейшем действовать решительно, объединившись с международным сообществом. В то же время официальный Токио подтвердил неизменное стремление решить территориальный вопрос и подписать мирный договор с Россией и выразил протест против российского демарша.
Кризис или шанс изменить подходы?
В течение многих лет японская власть взвешивала свои действия с учетом реакции Москвы, чтобы не навредить решению территориального спора. Провал «дипломатии Синдзо Абэ» ярко проиллюстрировал, что РФ не готова идти на компромисс в вопросах оккупированных территорий, а развязанная Россией полномасштабная война против Украины сейчас делает невозможным дальнейший переговорный процесс. И не только из-за ухудшения японско-российских отношений на фоне этой агрессии, но и из-за международной изоляции преступного путинского режима, с которым вряд ли кто-то захочет иметь дело в будущем.
Сейчас у Японии появилась возможность занять более твердую позицию не только для противодействия агрессии Путина на международной арене, но и в собственных территориальных вопросах.
И первые шаги на этом пути уже сделаны. Во время заседания комитета Палаты советников премьер-министр Фумио Кисида назвал Северные территории «незаконно оккупированными Россией», что стало первым упоминанием этого термина в парламенте с 2009 года. Кроме того, есть информация, что в новой Стратегии национальной безопасности за РФ вместо «партнера» может закрепиться статус «вызов безопасности».
Для Токио, как собственно и для всего мира, пришло время пересмотреть отношения с Москвой. Российская агрессия против Украины побуждает Японию сделать переоценку и пойти на дальнейшее укрепление собственной безопасности, с учетом не только нерешенных территориальных вопросов с РФ, но и роста угрозы со стороны Китая и Северной Кореи. Россия создала опасный прецедент, который, по словам премьер-министра Кисиды, является «попыткой в одностороннем порядке изменить статус-кво силой и подорвать основы международного порядка, с чем нельзя смириться». И это несет глубокие риски для ситуации безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе и в мире в целом.
Важно, что японское правительство признает эти риски и стало центром поддержки Украины во всем Азиатском регионе.
Больше статей Натальи Бутырской читайте по ссылке.
Дополнительно:
Как борется Япония за незаконно оккупированные Россией острова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.