logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo logo
star Bookmark: Tag Tag Tag Tag Tag
Ukraine

Поведение Зеленского сравнили с Порошенко и Януковичем на встречах с Путиным

Политический психолог, Светлана Чунихина провела анализ встречи в нормандском формате, отметив, что он выглядел, как нормальный диалог, а по сути – среднее между заклинанием змей и сделкой с дьяволом.

Об этом Чунихина пишет на сайте liga.net.

По ее словам, нормандский саммит похож был на поединок, за исходом которого напряженно следили миллионы заинтересованных глаз. По завершению переговоров, журналисты спросили – «Кто кого?».

«Однако важен не столько результат – его каждая сторона трактует произвольно. Русские приписывают победу себе, Петр Порошенко со сторонниками – себе. В данном случае важнее процесс: те сюжетные линии и психологические нюансы взаимоотношений лидеров стран, вынужденных садиться за стол переговоров по поводу завершения конфликта, который в нынешних политических условиях завершен быть не может», – пишет Чунихина.

Политический психолог также назвала три сюжета, каждый из которых имеет свое название: амбивалентность, высокомерие, а также ассертивность.

Сюжет первый: амбивалентность

Чунихина отмечает, что можно сказать, что президент России Владимир Путин был эмоциональным центром переговоров в Нормандском формате. Ведь, ключевую интригу всего периода подготовки к саммиту составляло именно его неспешное согласие возобновить переговоры лидеров четырех стран. Таким образом, ключевых уступок или же главных подлостей в ходе переговорного процесса, ждали именно от него. «В этой демонизации российского президента зашито много, в основном негативных, эмоций».  

При этом, по ее словам, не только у лидера Украины накопились свои счеты к путину. Ведь, прямо сейчас между Россией и Германией разворачивается острый дипломатический кризис, который связан с очередным ввыхездным убийством российских спецслужб. «На территории ФРГ убит Зелимхан Хангошвили – враг российского государства со времен чеченских войн, в то время как российские власти привычно полностью отрицают свою причастность. Несмотря на остроту немецко-российского конфликта, лидеры двух стран во время саммита демонстрировали друг другу самое искреннее расположение», – отмечает она.

По словам политического психолога, свои причины для того, чтобы на Путина затаить обиду, есть и у президента Франции Эммануэля Макрона. Начиная от откровенно антимакроновской позиции России в период президентской кампании и заканчивая слухами о причастности путинских технологов к раскачке волны внутренних протестов, «франко-французского конфликта» по едкому выражению одного из журналистов. И, тем не менее, Макрон встречал Путина как лучшего друга».

Она также утверждает, что Зеленский в адрес Путина по понятным причинам, не демонстрировал явного дружелюбия и теплоты. Однако проявил множество косвенных свидетельств того, что президент России является для него скорее не врагом, а трудным, опытным, а также заслуживающим уважения спарринг-партнером. Гарант Украины также часто апеллировал к путинским словам, инициировал зрительный контакт, а также проявлял иные мелкие знаки приязни.

Чунихина пишет, что в данном смысле показательным является ответ Зеленского о его отношении к акции «Красные линии». «По какой-то причине украинский президент счел нужным сформировать свою позицию по этому вопросу, отталкиваясь от путинской реакции на происходящее в Киеве. При этом Зеленский не стремился сгладить острые углы двустороннего диалога, не стеснялся подтрунивать над российскими диктаторскими порядками и пропагандой.

Лидеры Франции, Германии и Украины очень стараются сделать вид, что Владимир Путин – такой же (нормальный) политик и человек, как и они, стремящийся к миру и процветанию своего народа, несмотря на многочисленные неприкрытые свидетельства обратного. Поэтому на поверхности все выглядит как цивилизованный диалог, а по сути является чем-то средним между заклинанием змей и сделкой с дияволом», – подчеркивает она.

Сюжет второй: высокомерие

Политический психолог отмечает, что не смотря на то, что президент Украины видит Украину равноправным участником переговорных процессов, всеми возможным способами прошедший саммит показал, что это не так. Ведь, по ее словам, Зеленскому постоянно указывали на его место, причем несколько раз – буквально. «Нельзя сказать, что Зеленский выглядел совсем уж «потеряшкой» среди многоопытных коллег – его поведение хоть и выдавало немалое волнение, но также демонстрировало и признаки самоконтроля. Тем не менее, европейские коллеги по переговорному процессу держались с украинским политическим новобранцем подчеркнуто холодно.

Чего стоит только сцена, ознаменовавшая завершение итоговой конференции: Ангела Меркель, предложив Зеленскому прощальное рукопожатие «на кончиках пальцев» буквально кинулась к российскому президенту», — пишет она.

Чунихина также пишет, что лидеры нормандской «тройки» – Путин, Меркель и Макрогн, долгие полминуты о чем-то доверительно переговаривались, в то время, как Зеленский стоял поодаль. «Эта демонстрация намеренного исключения Зеленского из круга единомышленников была настолько явной, что ее сложно воспринять как случайность».

По ее словам, равноправным участником за столом переговоров Украина не является. Хотя в этом случае имеет смысл предположить, что исключили не столько Украину, сколько конкретно ее президента. «Слишком уж нетипичной является история его восхождения на вершину власти – даже для Макрона. Слишком много жестикулирует, слишком спонтанен в проявлениях чувств, слишком другой. Для профессиональных политиков всего мира карьера, подобная карьере Зеленского, свидетельствует о наметившихся серьезных изменениях в правилах демократической игры, которые угрожают поставить под сомнение все, над чем они работали и чем жертвовали ради успеха. Даже Путин – объект сильных амбивалентных чувств – европейцам кажется ближе, чем украинский парвеню».

Сюжет третий: ассертивность

Чунихина отмечает, что в психологии ассертивностью называется способность человека придерживаться выбранной линии поведения в ситуации внешнего давления. Это именно то, что принято называть в политиках «силой» (здорового человека), «не путать с привычкой добиваться своих целей насильственным путем».

Таким образом, политический психолог пишет, что в целом у Зеленского получилось проявить данное качество, которое является важным. Даже несмотря на многочисленные знаки отвержения и исключения в ходе саммита, а также на устрашающие предупреждения накануне. «Не впадая в гневно-обличительный пафос, как это было свойственно Петру Порошенко, но и не скатываясь в неприличный подхалимаж, как только и мог себя вести Виктор Янукович, Владимир Зеленский сумел найти нужную интонацию для разговора о неразрешимых на данный момент конфликтах в украинско-российских отношениях, и при этом вести диалог о целях, которые представляются вполне достижимыми. Сыграл ли он это или по-настоящему прожил – безусловно, интересно. Но не суть важно», — подытожила Чунихина.

Themes
ICO